Телеспутник
Телемультимедиа

Интернет-журнал по широкополосным сетям и мультимедийным технологиям

Между Сциллой и Харибдой: лавирование ОТТ-сервисов в контексте российского законодательства о лицензировании


Татьяна Никифорова, Антон Брагинец, Dentons

.

Прежде чем начать разговор о проблемах лицензирования ОТТ-сервисов, необходимо договориться о терминах. Несмотря на то, что термин "OTT- сервис" уже используется в некоторых официальных документах1, нормативное определение соответствующего понятия в отечественном законодательстве отсутствует. Для целей данной статьи под ОТТ-сервисами мы будем понимать такие бизнес-решения, которые используются игроками рынка для предоставления их клиентам доступа к аудиовизуальному контенту с использованием технологической инфраструктуры третьего лица, "традиционного" оператора связи.

В первую очередь в предмет исследования входят различные VoD-сервисы (видео по запросу, онлайн-кинотеатры). Второй тип рассматриваемых сервисов чрезвычайно схож с предыдущим, однако отличается формой доступного пользователю материала: контент представляется не в форме набора отдельных видеоматериалов, а в виде непрерывного потока, формирующего аналог обычного телевизионного канала (online-streaming). Наконец, пользователи третьей группы OTT-сервисов имеют возможность приобрести специальное оборудование, которое затем подключается к Глобальной сети и используется для получения телевизионного сигнала (иных мультимедийных услуг) от OTT-провайдера. Для удобства изложения последний тип сервисов можно условно обозначить как Smart TV.

Согласно российскому законодательству лицензированию подлежат как услуги связи (прием, обработка и передача сигналов), так и телевещание (формирование телевизионного контента и доведение его до потребителя). В связи с этим вопрос о лицензировании деятельности ОТТ-провайдеров следует рассмотреть в обоих ракурсах: как с точки зрения оказания услуг связи, так и с позиции телевещания.

ОТТ-сервисы как услуги связи

В настоящее время в российском законодательстве закреплено чрезвычайно широкое определение услуги связи. Формально под такой услугой понимается любого рода деятельность по приему, обработке, хранению, передаче, доставке сообщений электросвязи2. Во взаимосвязи с легальной дефиницией понятия "электросвязь" (согласно букве закона электросвязью может быть признана передача любого рода сообщений по любым электромагнитным системам)3 соответствующее определение позволяет утверждать, что деятельность большинства современных OTT-провайдеров может быть квалифицирована в качестве оказания услуг связи.

Согласно действующему законодательству деятельность по возмездному оказанию услуг связи осуществляется только на основании лицензии. Однако категоричность данной нормы в некоторой степени опровергается практикой. Дело в том, что утвержденный правительством перечень лицензируемых услуг связи включает только 20 наименований, в отношении которых организациями могут быть получены соответствующие лицензии4. Поскольку этот перечень носит закрытый характер, а точное значение каждого из приведенных в нем наименований до сих пор нельзя назвать устоявшимся, нормы о лицензировании на деле применяют далеко не ко всем организациям, оказывающим услуги связи по смыслу закона.

Так, с формальной точки зрения признаки лицензируемых услуг связи, перечисленных в вышеупомянутом перечне, можно усмотреть даже в VoD-сервисах. Один из руководящих документов отрасли относит все службы, предназначенные для передачи информации через сети электросвязи (за исключением телефонной, телеграфной и службы передачи данных), к телематическим службам. В качестве примера таких служб приводятся в том числе сервисы доступа к информации, хранящейся в электронном виде5. Между тем, на практике операторы VoD-сервисов по понятным причинам лицензии на оказание телематических услуг связи не получают - такие операторы мало чем отличаются от владельцев любых иных сайтов в сети Интернет и получение ими лицензии привело бы к парадоксальной ситуации на рынке.

С online-streaming и Smart TV дело обстоит несколько сложнее. Поскольку в этих случаях объектом передачи по сетям связи является контент телеканала, в результате взаимодействия оператора ОТТ-сервиса и оператора сети связи не просто происходит передача сообщений или данных, а осуществляется телевещание, что является самостоятельным объектом лицензирования в сфере связи.

В качестве примера применения данной логики судом можно привести одно из дел, имевших место еще в 2006 году6. В нем оператор с помощью распространенной технологии ADSL оказывал абонентам услуги связи по передаче данных и телематические услуги. На оба вида услуг у оператора были получены лицензии. В качестве дополнительных услуг на основании отдельных заявлений абонентов оператор оказывал также услуги доступа к потоковым мультимедийным информационным ресурсам, в том числе к телеканалам, кинофильмам и играм. Суд посчитал, что, несмотря на технические особенности доставки сигнала (передача по IP-протоколу и иные), дополнительные услуги оператора давали абоненту возможность смотреть российские и иностранные телеканалы, а значит оператор должен был получить лицензию на право "распространения сигналов программ телевизионного вещания".

В случае ОТТ-сервисов ситуация осложняется тем, что формирование телевизионного контента осуществляет одно лицо - ОТТ-оператор, а доставка контента фактически осуществляется другим лицом - оператором связи. Поскольку оператор связи не знает о том, что информация, передаваемая по его сети связи, является сигналами телеканалов, то возложить на него обязанность получать лицензию на оказание услуг связи для целей телевизионного вещания представляется несправедливым. В таких условиях наиболее вероятным кандидатом на получение соответствующей лицензии является оператор ОТТ-сервиса. В настоящий момент подобная практика в отношении ОТТ-операторов пока не сложилась и каких-либо конкретных сигналов к движению в этом направлении со стороны регулятора не замечено. Однако содержащиеся в законодательстве, подзаконном регулировании и отдельных примерах судебной практики формулировки открывают возможность для подобного толкования норм. Более того, российские власти уже демонстрировали свою способность менять законодательный ландшафт в кратчайшие сроки - нормативные изменения могут не заставить себя долго ждать.

В этой связи хочется упомянуть подход, используемый американским регулятором в сфере связи. Перед принятием нового регулирования по важным для индустрии вопросам Федеральная комиссия по связи (the Federal Communications Commission, FCC) публикует проект предлагаемых норм и проводит широкое обсуждение своих предложений с представителями различных игроков рынка. Примером тому является обсуждение последних инициатив в сфере регулирования деятельности OTT-провайдеров (а именно multichannel video programming distributors)7. FCC не просто анонсировала принятие новых нормативных актов, но и начала масштабные консультации с отраслью для того, чтобы выработать максимально взвешенное решение. Хотелось бы, чтобы практика широкого и содержательного общественного обсуждения нормотворческих инициатив нашла свое место и в российской законотворческой традиции.

ОТТ и первый мультиплекс

В некоторых случаях ОТТ-операторы сами проявляют инициативу по получению лицензий в сфере связи. Согласно закону "О связи" на ТВ-операторов возлагается обязанность осуществлять бесплатную трансляцию обязательных общедоступных каналов (первого мультиплекса). При этом для реализации данной обязанности ТВ-оператор может не заключать договоров с вещателями обязательных общедоступных каналов, то есть транслировать их без выплаты каких-либо лицензионных платежей и без взимания платы с вещателей за услуги по доведению контента до абонентов. Данная обязанность распространяется на операторов, имеющих лицензию на оказание услуг связи для целей телевизионного (или радио-) вещания 8. Лицензии на иные виды услуг связи (например, телематика или передача данных) не ведут к возникновению обязанности вещания каналов первого мультиплекса.

Соответственно, в отсутствие лицензии на оказание услуг связи для целей телевизионного вещания соответствующая обязанность у ОТТ-сервиса не возникает, но одновременно не возникает и право осуществлять трансляцию каналов первого мультиплекса без договоров с вещателями. Это означает, что если ОТТ-сервис заинтересован в том, чтобы включить каналы первого мультиплекса в свой пакет, но не имеет соответствующей лицензии связи, условия такого вещания необходимо согласовывать с вещателями индивидуально.

В судебной практике Украины есть прецеденты, когда оператор ОТТ-сервиса пытался оспорить отказ вещателя предоставить сервису контент каналов на том основании, что у сервиса отсутствует лицензия на оказание услуг связи. В этой ситуации суды встали на сторону вещателей.9

ОТТ-сервисы как телевещание

В отношении ОТТ-сервисов, предоставляющих телевизионный или видеоконтент, актуален и вопрос о лицензировании вещательной деятельности10. Такие лицензии также выдаются Роскомнадзором, но относятся не к услугам связи, а к сфере регулирования массовых коммуникаций. Объектом лицензирования является вещание телеканала, под которым понимается "сформированная в соответствии с программой передач и выходящая в свет под постоянным наименованием и с установленной периодичностью совокупность телепрограмм и иных аудиовизуальных сообщений и материалов"11.

Из данного определения следует, что интернет-кинотеатры или иные виды VoD-сервисов не являются объектом лицензирования вещательной деятельности, поскольку не имеют программы передач и установленной периодичности выхода в свет.

Однако стриминг телеканалов под понятие "телевизионное вещание" подпадает, а значит на такие сервисы может быть распространено требование о лицензировании вещания. Данный тезис косвенно подтверждается формулировкой ст. 31 закона "О СМИ", в которой говорится о праве вещателя, являющегося редакцией телеканала, осуществлять распространение телеканала в любых средах вещания (универсальная лицензия), то есть и в Интернете тоже.

Вместе с тем на практике отсутствие у интернет-телеканалов регистрации в качестве СМИ или лицензии на вещание до сих пор заметного интереса у регулятора не вызывало. Вероятной причиной отсутствия практики привлечения ОТТ-сервисов к ответственности за распространение продукции незарегистрированного СМИ12 или за осуществление деятельности без лицензии13 является положение, согласно которому "сайт в сети "Интернет", не зарегистрированный в качестве средства массовой информации, СМИ не является"14.

Таким образом, владельцы ОТТ-сервисов имеют возможность утверждать, что их медиапроекты являются прежде всего сайтами (а не телеканалами), а следовательно апеллировать к норме, в силу которой регистрация сайта в качестве СМИ является исключительно правом, а не обязанностью его владельца.

Однако зачастую учредители все же регистрируют свои интернет-телеканалы в качестве СМИ и обращаются за получением лицензии на вещание (например, телеканалы "Красная линия", "ПИК.ТВ", "Совершенно секретно" и другие). Это дает потенциальную возможность распространять телеканал не только в Интернете, но и в других средах вещания, например, через сотрудничество с операторами кабельного или спутникового ТВ.

В соответствии с законом "О СМИ" получение лицензии на вещание не требуется, если распространение телеканала осуществляется в неизменном виде по договору с вещателем, имеющим такую лицензию15. Это означает, что при наличии вещательной лицензии у редакции телеканала другим лицам, ретранслирующим телеканал без каких-либо изменений, не требуется получать вещательную лицензию. Если же у редакции телеканала отсутствует лицензия на деятельность по телевещанию, то, чтобы включить такой канал в свои пакеты, операторы должны будут самостоятельно получить на него вещательную лицензию. Такая ситуация была до недавнего времени характерна для некоторых иностранных телеканалов, которые не имели собственной лицензии на вещание в России, но упоминались в вещательных лицензиях операторов кабельного или спутникового телевидения.

Если говорить об ОТТ-проектах, ориентированных на агрегирование телеканалов (например, Moyo.TV, "Смотрешка" и другие), то наличие в пакете телеканала, не имеющего вещательной лицензии, будет ограничивать возможности сотрудничества с операторами кабельного ТВ в силу того, что одним из лицензионных условий деятельности таких операторов является наличие лицензии на вещание или договоров с лицами, имеющими такую лицензию16.

Что касается операторов широкополосного доступа в Интернет, действующих на основании лицензии на оказание телематических услуг связи или услуг связи по передаче данных, то лицензионные условия для этих видов деятельности не содержат аналогичного требования о наличии лицензии на вещание. Соответственно, предоставление операторами ШПД доступа к ОТТ-сервисам, в составе которых есть каналы, не имеющие вещательных лицензий, формально не будет нарушением лицензионных условий в сфере телематики или передачи данных.

Если ОТТ-проект по агрегированию контента имеет собственную лицензию на оказание услуг связи для целей кабельного вещания, то сотрудничество с телеканалами, не имеющими вещательных лицензий, будет возможно только при условии получения вещательной лицензии самим ОТТ-сервисом.


  1. Приказ Росстата от 12.03.2015 № 95 «Об утверждении статистического инструментария для организации Министерством связи и массовых коммуникаций Российской Федерации федерального статистического наблюдения за деятельностью, осуществляемой в сфере связи».
  2. П. 32 ст. 2 Федерального закона от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи» (далее – закон «О связи»).
  3. П. 35 ст. 2 закона «О связи».
  4. Постановление Правительства от 18.02.2005 № 87 «Об утверждении перечня наименований услуг связи, вносимых в лицензии, и перечней лицензионных условий».
  5. Приказ Минсвязи РФ от 23.07.2001 № 175 «Об утверждении Руководящего документа отрасли «Телематические службы».
  6. Решение Арбитражного суда г. Москвы от 16.08.2006, 23.08.2006 по делу № А40-49862/06-152-172.
  7. См. текст проекта по адресу: http://www.gpo.gov/fdsys/pkg/FR-2015-01-15/pdf/2014-30777.pdf
  8. Ст. 29, ст. 46 закона «О связи».
  9. См. http://mediananny.com/novosti/2308848 («Диван.ТВ» против «Медиа Группа Украина»), а также http://www.aif.ua/society/1005569 («2+2» против «Диван.ТВ»).
  10. Согласно ст. 31 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 (ред. от 24.11.2014) «О средствах массовой информации» (далее — закон «О СМИ») телевизионное вещание осуществляется на основании лицензии на вещание.
  11. Абз. 14 ст. 2 закона «О СМИ».
  12. Ст. 13.21 КоАП.
  13. Ст. 14.1 КоАП
  14. Абз. 2 ст. 8 закона «О СМИ».
  15. Абз. 1 ст. 31 закона «О СМИ».
  16. См. п. 9 раздела XVII Перечней лицензионных условий осуществления деятельности в области оказания услуг связи, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 18.02.2005 № 87 (ред. от 19.02.2015).
Рубрика:  Закон

Самые популярные статьи:






    Комментарии

    Оставить комментарий

    * Адрес электронной почты используется только для связи с Вами и не будет отображаться на сайте или использоваться при рассылке.

    Нажмите мышкой на синий квадрат:


    Последние новости

    Последние обзоры


     Все права защищены © ООО «Телеспутник», 2006-2014. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.